Конституционный Суд опубликовал первый обзор своей практики за 2018 год

Смотрите также:

Конституционный Суд РФ утвердил и опубликовал обзор судебной практики за I квартал текущего года. В документе юристы и другие заинтересованные лица смогут найти выводы, сделанные судьями по вопросам конституционности отказа в трудоустройстве судимым гражданам, применения домашнего ареста, взыскания излишне выплаченных пенсий по инвалидности и другим важным для граждан и бизнеса вопросам.

На сайте Конституционного Суда РФ опубликован текст Решения КС РФ от 14 мая 2018 года «Об утверждении Обзора практики Конституционного Суда Российской Федерации за первый квартал 2018 года». В документ вошло 21 дело, рассмотренное Конституционным Судом РФ за первый квартал текущего года по жалобам граждан и организаций, а также по запросам уполномоченных органов. Вынесенные КС РФ постановления и определения распределились по отрослям права так:

  • 5 из них посвящены конституционным основам публичного права;
  • 7 разъясняют конституционные основы частного права;
  • в 7 идет речь о конституционных основах трудового законодательства и социальной защиты;
  • 2 поясняют конституционные основы уголовной юстиции.

Рассмотрим кратко некоторые выводы и правовые позиции КС РФ, которые судьи сочли необходимым включить в Обзор.

Порядок изъятия имущества, признанного вещественным доказательством

В Обзоре КС РФ напомнил о постановлении от 11 января 2018 г. № 1-П по делу о проверке конституционности части первой статьи 81.1 и пункта 3.1 части второй статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с жалобой коммерческой организации. В жалобе заявитель указал, что сотрудники следственного комитета в рамках уголовного дела, по которому компания и ее сотрудники не являлась ни обвиняемым, ни подозреваемым, изъяли принадлежащую ей на праве собственности линию по производству и упаковке сигарет. Изъятие произошло во время осмотра места присшествия, после чего оборудование было признано вещественным доказательством по уголовному делу, возбужденному по факту незаконного изготовления неустановленными лицами немаркированных табачных изделий, подлежащих маркировке, в крупном размере (п. "а" ч. 6 статьи 171.1 УК РФ). Организация пыталась оспорить это в суде, но все инстанции ей отказали.

КС РФ признал оспариваемые нормы УПК РФ не противоречащими Конституции РФ, но указал на их неверное трактование и применение. Судьи отметили, что нельзя изымать вещественные доказательства у собственников имущества, если они самостоятельно могут обеспечить сохранность такого имущества и проведение необходимых следственных действий без такого изъятия. Кроме того, в постановлении сказано, что после проведения с имуществом необходимых следственных действий, потребовавших изъятия, его необходимо незамедлительно вернуть владельцу на ответственное хранение. Если же у следователя или дознавателя есть возможность сфотографировать, снять на видео имущество, то его не нужно изымать, или нужно возвратить владельцу на хранение до принятия решения по уголовному делу. Вывод, сделанный КС РФ по этому поводу, такой: изъятие имущества, признанного вещественным доказательством по делам об экономических преступлениях, должно осуществляться только в исключительных случаях.

Применение домашнего ареста

Еще в одном постановлении от 23 марта 2018 г. № 12-П КС РФ признал оспоренные заявителем положения ч. 1 и ч. 3 статьи 107 УПК РФ в той мере, в которой они предполагают возможность избрания меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, при отсутствии специальных условий для избрания в отношении такого лица меры пресечения в виде заключения под стражу, не противоречащими Конституции РФ. Судьи отметили, что эти нормы только предполагают, что избрание меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении указанного лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, допускается в случае, если за это преступление в соответствии с положениями УК РФ, в том числе с ч.1 статьи 56 УК РФ, в качестве наиболее строгого вида наказания может быть назначено лишение свободы. Кроме того, ч.1 статьи 108 УК РФ предусмотрены исключительные случи для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, при которых домашний арест в принципе может быть применим.

Судьи напомнили, что решение о применении к подозреваемому или обвиняемому меры пресечения не предопределяет выводы суда по основному вопросу уголовного дела — о виновности подсудимого и о его наказании. Поэтому КС РФ пришел к выводу, что домашний арест применим, если подозреваемому или обвиняемому грозит лишение свободы.

Снижать компенсации чернобыльцам нельзя

В блоке, посвященном социальной сфере, КС РФ привел постановление от 8 февраля 2018 г. № 7-П, в котором содержится позиция судей о снижении компенсации чернобыльцам по жалобе гражданина, который оспаривал снижение размера компенсации в связи с изменением группы инвалидности после очередного освидетельствования. Судьи определили, что такая компенсация не может быть снижена даже при изменении группы инвалидности.

Взыскивать излишне выплаченные инвалидам суммы нельзя

Еще одна позиция КС РФ в социальном блоке изложена в постановлении от 26 февраля 2018 г. № 10-П, в котором содержится вывод по жалобе гражданки, с которой в судебном порядке была взыскана излишне выплаченная пенсия по инвалидности. В 2010 году заявительницу признали инвалидом II группы бессрочно. Но позднее такой вывод был признан ошибочным, по не зависящим от самой женщины причинам. В 2016 году с нее взыскали всю излише выплаченную пенсию в размере 400 000 рублей с учетом ежемесячной денежной выплаты и госпошлины. Но в 2017 году бессрочную инвалидность II группы восстановили. Гражданка пыталась вернуть взысканную пенсию, но суды всех инстанций ей в этом отказали. Тогда она обратилась в Конституционный Суд с жалобой на нормы:

  • статьи 25 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»;
  • статьи 7 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»;
  • статьи 1102 ГК РФ и статьи 1109 ГК РФ.

КС РФ в приведенных документах противоречий с требованиями Основного закона не усмотрел. Однако судьи напомнили, что судебные органы, рассматривая в каждом конкретном деле вопрос о наличии оснований для взыскания денежных сумм в связи с перерасходом средств Пенсионного Фонда России, из-за выплаты пенсии по инвалидности, назначенной на основе решения уполномоченной организации, признанного впоследствии недействительным, обязаны подходить к ситуации внимательно. Суд не должен ограничиваться установлением только формальных условий применения взыскания. Напротив, судья обязан исследовать по существу фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о наличии либо отсутствии признаков недобросовестности (противоправности) в действиях лица, которому была назначена пенсия.

Таким образом, вывод КС РФ по этому поводу звучит так: запрещено взыскивать необоснованно выплаченные пенсии по инвалидности, если справка об установлении инвалидности для получения выплат была составлена по результатам МСЭ. Если такая справка позже была признана недействительной из-за наличия формальных нарушений, не обусловленных недобросовестностью инвалида, то и отвечать за ошибки чиновников и медиков человек не должен.

Нельзя отказывать в трудоустройстве судимым лицам

Наконец, в области трудоворго права КС РФ привел позицию, изложенную в определении от 13 февраля 2018 г. № 251-О. Хотя этим актом КС РФ отказал в принятии жалобы к рассмотрению, он напомнил о том, что любые правоприменительные органы, особенно суды, а также организации-работодатели не могут не учитывать волю федерального законодателя, выраженную в новом уголовном законе, устраняющем или смягчающем уголовную ответственность. Поэтому применение на практике требований статьи 331 ТК РФ и статьи 351.1 ТК РФ по отношению к лицам, ранее подвергнутым уголовному преследованию и осуждению, а затем избавленным от судимости в связи с декриминализацией соответствующих норм УК РФ, является необоснованным. Ведь иначе такие лица, попадая под установленные в Трудовом кодексе РФ ограничения, окажутся в неравном положении с теми лицами, которые совершили аналогичные деяния после вступления в силу нового уголовного закона, исключающего возможность уголовного преследования. Такое требование, по мнению КС РФ, распространяется на все декриминализированные деяния независимо от времени их совершения и на всех лиц, в том числе тех, в отношении которых уголовное преследование было прекращено по нереабилитирующим основаниям.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *